Город у моря-2

Часть 2

Одетый в военный офицерский мундир мужчина в одном сапоге сидел на краю дороги. Второй сапог он держал в левой руке, а в правой у него была большая блестящая корона. С помощью этой короны он пытался прибить к сапогу оторвавшийся каблук. Рядом с мужчиной стоял большой ящик с инструментами, из которого торчали несколько пил и молотков. Ещё один ящик был доверху набит новыми сапогами.

— Странный вы человек,— сказал Семён, обращаясь к мужчине.

Мужчина от неожиданности угодил себе короной по пальцу, ойкнул и, засунув ушибленный палец в рот, недобро посмотрел на Семёна.

— Чего тебе, мальчик? — спросил он спустя секунду.

— Странный вы, говорю, человек,— не смутился Семён.— Неудобно ведь короной каблуки приколачивать.

— Неудобно,— согласился мужчина.

— А зачем же вы тогда это делаете, когда у вас вон молотки есть? — удивлённо спросил Семён.

— А что же ещё это короной делать? — спросил мужчина.— Я пробовал ею землю копать, так тоже неудобно. Лопатой проще.

— Ха,— усмехнулся Семён,— лопатой конечно проще. Она для того и сделана, чтобы ей землю копать. А корона для того, чтобы её на голове носить,— пояснил Семён.

— Ты, как я погляжу, очень умный мальчик,— прищурившись, посмотрел на Семёна мужчина.

— Да уж не глупый,— улыбнулся Семён.— Короной каблуки приколачивать не стал бы.

— И, наверное, читать умеешь? — не отставал от Семёна незнакомец.

— Умею,— гордо ответил мальчик.

— Ну, тогда прочитай, что тут у меня написано,— сказал мужчина и показал на большую золотую бляху у себя на груди.

—»Царь»,— прочитал вслух Семён.— Так вы что, царь что ли? — удивился он.

— А что, не похож? — спросил в ответ человек и водрузил корону себе на голову.

— Похож, наверное,— неуверенно ответил Семён.— Я живых царей ещё ни разу не видел,— честно признался он.

— Ну вот, увидел,— кивнул ему царь.— Так что ты там про корону-то говорил?

— Говорил, что неправильно это, короной каблуки прибивать. Тем более что вы царь,— слегка смутившись, пояснил Семён.

— Вот надел я корону, и что? — спросил его царь.

— Что? — не понял мальчик.

Каблук-то от этого на место-то не встал,— пояснил царь.— Корона на голове, а сапог без каблука.

— Ну вы же царь! — возмутился Семён.— Царь вообще не должен каблуки прибивать.

— А как же мне без каблука ходить? — удивился царь.— Без каблука неудобно.

— Ну, вы прикажите кому-нибудь, пусть вам каблук прибьют,— пояснил Семён.— Вы же царь!

— И кому же я, по-твоему, приказать должен? — хитро улыбнулся царь.

— Ну… не знаю,— честно признался Семён.— Кому-нибудь.

— Тогда я, мальчик, тебе приказываю! Прибей каблук! — грозно сказал царь.

— Я не сапожник. Я не умею,— растерянно пояснил Семён.

— И я не умею,— спокойно ответил царь, затем снял корону и продолжил прибивать ею каблук.

— Вы бы хоть молоток взяли, что ли,— улыбнулся царю Семён.

— Молотком каждый сможет,— вздохнул царь.— А корона тогда зачем, если ею ни прибить, ни выкопать ничего нельзя.

—Ну уж точно не для починки сапог,— сказал мальчик.

— Вот и я говорю,— кивнул царь, рассматривая корону.— Совершенно бесполезная в хозяйстве вещь.

«Странный всё-таки этот царь,— подумал Семён.— Сам себе сапоги чинит». Но его мысли были прерваны самым неожиданным образом.

На дороге показалась странная процессия. В метре от земли летел большой альбатрос, за ним грациозно бежали четыре тигра, запряжённые в небольшую изящную лодку на колёсах. Альбатрос, издалека завидев царя, резко крикнул, и вся процессия повернула в сторону Семёна и его нового знакомого. Семён, увидев тигров, испугался и даже подумал дать дёру, но полосатые кошки выглядели вполне смирными, к тому же царь не выказывал никакой паники, скорее наоборот. Он печально вздохнул и в сердцах бросил недоделанный сапог себе под ноги. Через секунду лодка остановилась напротив Семёна и водрузившего корону на голову царя.

— Вот ты где? Я его по всему городу ищу, а он тут прохлаждается! — накинулась на царя женщина, сидящая в лодке, но затем, заметив Семёна, резко сменила гнев на милость и заговорила ласково: — Батюшка, что же ты нас одних во дворце-то оставил и гостя своего к столу не зовёшь?

«Царица»,— прочитал про себя надпись на бляхе Семён.

— Да я тут это… Сапог вот… — смущённо пробормотал царь.

— Опять каблуки короной прибивал? — вздохнув, спросила царица.

Царь тяжело вздохнул и честно ответил:

— Опять.

— Ну, хватит уже ерундой заниматься, честное слово,— не сдержалась царица.— Лучше представь мне своего гостя,— добавила она, улыбнувшись Семёну.

— Так, это… — сказал царь и посмотрел на мальчика, понимая, что даже не знает его имени.— Это мальчик,— продолжил он, показав на Семёна пальцем.

— Вижу, что не девочка,— улыбнулась царица.— А имя у этого мальчика есть?

— Семён Васильев,— представился Семён и слегка поклонился.

— Какой культурный мальчик Семён Васильев,— похвалила его царица.

— И умный,— добавил царь.

— Что же ты тут делаешь, Семён Васильев? — спросила мальчика царица.

— Иду домой,— честно признался Семён.

— И где же твой дом? — ласково спросила царица.

— Если честно, я теперь и сам не знаю,— признался Семён.

—Так не бывает,— озадачено сказала царица.— У каждого мальчика, а тем более такого вежливого…

— И умного,— вставил царь.

— И умного… — кивнула царица.— У каждого мальчика должен быть дом.

— Понимаете,— сказал Семён,— я начал читать книжку «Город у моря», а потом — бац! — и я оказался здесь. И как теперь обратно, не знаю.

— Понимаем,— похлопал по плечу Семёна царь.— Ещё, небось, и старичок был, и книжка потом чайкой сделалась? — спросил он.

— Так вы знаете? — обрадовался Семён.— И про старичка, и про чайку?

— Знаем,— улыбнулась царица.— Наверное, ты тот самый Семён, который читать не любит?

— Он самый,— грустно ответил Семён и опустил голову.

— Да… — грустно вздохнул царь.— Наверное, ты сильно книжки не любишь, раз они тебя сюда отправили.

— Да нет,— возмутился Семён,— я книжки люблю. Я просто читать не очень.

— Ну ничего,— попыталась успокоить его царица,— поживёшь тут с нами. У нас тебя читать никто заставлять не будет.

— Мне домой надо! — чуть не плача, взмолился Семён.— Там мама волноваться будет!

— Мама — это святое! — веско сказал царь.— Маму волновать нельзя. Только вот как мы тебя домой-то отправим, когда даже не знаем, где это?

— Город Владивосток, улица Пушкинская, шесть! — выпалил Семён давно заученный адрес.

— Пойми, нет тут такого города, и улицы такой нет,— грустно вздохнул царь.

—Как нет? — холодея, спросил Семён.— Совсем?

— Пока нет,— успокоила его царица. Есть только то, что мы знаем. Я вот, например, про тигров знаю, и вот они. Возят меня быстрее ветра.

— А я знаю, что тигры злые,— удивился Семён.

И в тот же миг один из тигров зарычал и попытался укусить соседа.

— Что ты? — испуганно проговорила царица.— Тигры даже мухи не обидят.

И тут же рычащий секунду назад тигр замурлыкал и улыбнулся Семёну.

— Удивительное место,— проговорил задумчиво Семён.

— Даже не представляешь, насколько,— согласился царь и полез в лодку.

— Так я же про город свой много знаю,— вдруг осенило Семёна.

— И что же ты про него знаешь? — скептически спросил царь.— Книжки ты не читаешь, а все знания — они в книгах.

— Ну, хоть что-то знаю,— не сдавался Семён.— Я же в своём городе живу. Вернее, жил. Целых восемь лет. К тому же я в школу ходил. Там нам тоже много рассказывали.

— Да что ты там за свои восемь лет узнать мог? — недоверчиво спросил царь.— Как в футбол играть, да где ананасы растут?

— У нас в городе ананасы не растут! — ответил Семён. Климат у нас не тот. Он у нас мусс…муссонный,— с трудом вспомнил он трудное слово.

И тут же над улицей потянуло прохладным ветерком.

— Молодец, мальчик,— похвалила Семёна царица.

— Я же говорил, что он умный,— кивнул в сторону Семёна царь.

— А ещё у нас маяк есть,— радостно прокричал Семён.— Токаревский! Мы там с мальчишками купались!

— Это где? — прищурилась царица.

—Он не здесь! Он там, на море! Поехали, покажу! — выкрикнул мальчик, забираясь в лодку.

изображение

Альбатрос протяжно прокричал, и тигры послушно припустили в сторону побережья. Летний ветерок обдувал лицо мальчика, в сердце которого поселилась надежда. Лодка неслась у самой кромки сине-зелёной воды, и солёные брызги иногда залетали через её борта. Тигры слегка касались лапами водной глади и, казалось, парили в воздухе.

—Там! — радостно прокричал Семён, указывая пальцем направление.

Впереди в серой дымке стали появляться очертания старого маяка. Располагаясь на самом краю длинной каменной косы, он, как всегда, мигал красным фонарём, указывая путь всем нуждающимся.

— Красиво! — проговорила царица, когда лодка стала по широкой дуге огибать белую башню.

— Это ещё что,— проговорил Семён.— Знаете какие у нас мосты? Вот где красота!

— Пока не знаем,— ответил ему царь.— Что, какие-то особенные мосты?

— Да вы что? — вспылил Семён.— Они суперские! Золотой и Русский!

— Золотой? — подняла бровь царица.— Из золота, что ли?

— Нет, конечно,— удивился Семён.— Он просто над Золотым Рогом.

— Золотой рог у коровы или у оленя? — серьёзно спросил царь.

— Это бухта у нас такая — Золотой Рог,— попытался объяснить Семён.

— Ты нам лучше покажи,— улыбнулась царица.— Куда ехать нужно?

Повинуясь указаниям Семёна, лодка резко развернулась, и тигры помчались вдоль линии прибоя.

— А тут порт и корабли! А тут морской вокзал! — только и успевал выкрикивать Семён.

И сразу, как только он это говорил, перед ним вырастали до боли знакомые силуэты башенных портовых кранов и старых зданий.

— А там у нас площадь,— слегка притормозил тигров Семён,— а на ней памятник, большой такой.

— Царю вашему? — встрепенулся царь.— Я тоже памятник хочу.

— Да нет вроде,— смутился Семён.— Там солдат какой-то с флагом стоит, и вокруг тоже солдаты разные,— неуверенно добавил он, напрягая память.— За что-то они там боролись… — пытался вспомнить мальчик, ругая себя за то, что так невнимательно слушал свою классную руководительницу Марину Петровну.

Из тумана выплыл памятник, и красноармеец, подняв свой горн, протрубил воинское приветствие.

— Точно! Борцам за власть Советов! — радостно прокричал Семён.

Бронзовый красноармеец улыбнулся и помахал мальчику рукой.

— А ещё у нас подводная лодка есть! — прокричал воодушевлённый Семён.

— Под водой? — удивилась царица.— У нее что, дно прохудилось?

— Да нет. Она на берегу стоит,— принялся объяснять Семён.— Просто давно, когда война была, она под водой плавала и по врагам стреляла. А потом из неё памятник сделали. Смотрите.

Из тумана показалась громадина гвардейской подводной лодки «С-56».

изображение

— Война — это плохо,— грустно сказала царица.— Про войну всем-всем забыть нужно.

— Нет,— не согласился Семён.— Про войну никогда забывать нельзя. Так мой прадедушка говорит. Он на войне Родину защищал, и мы всегда про это помнить будем. Вон, видите, огонь на берегу горит. Это Вечный огонь. Он всегда гореть будет, и пока он горит, мы про войну помнить будем.

Из тумана выплыл монумент павшим героям. Из серой звезды вырывались языки яркого пламени, а на краю краснел букетик гвоздик. Тигры даже слегка замедлили свой бег, чтобы пассажиры лодки смогли увидеть длинную стену с тысячами имён павших героев.

Спустя минуту тигры снова прибавили шаг и вынесли лодку на Золотой мост. Пилоны моста, устремившиеся в небо, казались невесомыми, а белые ванты, поддерживающие конструкцию, делали мост воздушным.

— Вот это махина! — восхитился царь.— Как же вы такую громадину на такие ниточки привесили?

— Это ещё что,— заулыбался Семён.— Русский мост, он ещё больше.

— Давай показывай! — с нетерпением заёрзал на скамеечке царь.

До самого заката летала лодка над любимым городом. Вспомнил Семён и фуникулёр, и цирк, и железнодорожный вокзал. А царь с царицей только и цокали языками, восхищаясь видами вокруг. Вспомнил Семён и ласковое приморское солнышко, после чего оно сразу появилось вместо дурацкой лампочки. Когда солнечный диск уже начал касаться сопок, мальчик направил лодку мимо своей школы в парк, с которого всё началось. Лавочка в парке теперь была самой обыкновенной городской лавочкой, а рядом с ней стоял старый книжный шкаф. Лодка остановилась, и запыхавшиеся от долгого бега тигры улеглись на зелёной траве.

— Спасибо тебе, вежливый и умный Семён Васильев,— поблагодарила мальчика царица.

— За что? — не понял Семён.

— За твой прекрасный город,— улыбаясь, ответила она.

— У меня только один вопрос,— вступил в разговор царь.— Кто и как смог сделать такую красоту? Твой город удивительный, и я хочу жить в таком же прекрасном городе, но я не знаю, как его построить.

— Если честно,— признался Семён, вылезая из лодки,— я думаю, что мой Владивосток ещё прекрасней и удивительней. Я ведь всего лишь мальчик и ещё очень много не знаю. Я не знаю, кто и как построил мой город.

— Жаль,— грустно вздохнул царь.

— Но я это обязательно узнаю! — решительно добавил Семён и подошёл к книжному шкафу.

В этот момент на лавочку села белая чайка и, взмахнув крыльями, превратилась обратно в книгу.

«Обязательно!» — пообещал самому себе мальчик и открыл первую страницу.

«Город у моря», было отпечатано большими чёрными буквами на белой странице.

  • 23.11.2020

Поделиться с друзьями